Добро возвращается, я точно знаю. Мой бумеранг добра вернулся ко мне сразу

Сплю третий день. Болею. Из сна меня сейчас выдергивает звонок по телефону. Я переполошилась спросонья, хватаю трубку, не глянув на номер:

  • — Вы дали не правильный адрес или вас дома нет? — возмущается кто-то на другом конце трубки.
  • — Вы кто, простите? — не понимаю я.
  • — Я курьер. Я вам пакет везу от Н.

Далее она диктует мой адрес.

  • — Адрес правильный. Я дома.
  • — Ну как дома? Ну вот я звоню — и никто не открывает! — чуть не плачет она.

Я слышу, что она и правда звонит по домофону, но мой домофон молчит, значит, она звонит кому-то другому.

  • — Девушка, вы не тот подъезд выбрали или дом.
  • — Ну как не тот? — ноет курьер. — Ну вот же!

Она еще раз диктует мой адрес.

  • — Я не знаю, куда вы звоните, но не ко мне домой!

Я тоже начинаю злиться. Ну, что там за дуреха? Звонит, главное, и на меня ругается! В наше время при навигаторах в каждом телефоне как можно адрес не найти? И вообще, заранее надо звонить, я дома только потому что болею, обычно дома в это время никого нет.

Через 5 минут звонок в домофон. Нашла, видимо.

У меня раскалывается голова. Я лохматая, в пижаме и халате, только градусника под мышкой не хватает, в тапках мужа (черт знает, где мои) тащусь к лифтовой двери. Выгляжу как чучелко на поле, ворон распугивать.

Готова, что сейчас она мне выскажет что-то, а я — ей.

И тут из лифта выходит худенькая, маленькая, насквозь простуженная девочка. Она замотана шарфом, но красные больные глаза и заложенный нос выдают ее с головой.

Я понимаю, что она звонила просто от бессилия. На ручки хотела. Это мне плохо — и я могу себе позволить лежать. А ей тоже плохо, но она в метель болтается по городу — развозит больным теткам подарки. Видимо, ответственность. Или деньги очень нужны.

Она протягивает мне пакет.
Мне становится ее ужасно жаль. Я даже не представляю, как бы я сейчас, в своем состоянии, повезла бы куда-то заказ.

  • — Температура у тебя, да? — спрашиваю я.
  • — Не знаю, но знобит, да.
  • — Сейчас, погоди секунду…
  • — Я спешу.
  • — Секунду!!

Я ползу домой. Гостей принимать я точно не буду сейчас, но просто захлопнуть дверь — тоже бесчеловечно.

Я беру термокружку с надписью Дадобро (это мне на прошлый новый год друзья из фонда подарили) и наливаю туда горячего чая с лимоном из своего термоса. Потом хватаю имбирного поросеночка и упаковку парацетомола.

  • — На, держи подарочек, — протягиваю я девочке. — Тебе сейчас надо. Горячий чай, сладкое печенье и жаропонижающее — это почти счастье в нашем состоянии.
  • — Ой, а как я вам потом кружку верну? Опять сюда тащиться?
  • — Не, — я смеюсь. — Не тащись. Просто пей и выздоравливай. Видишь написано: Да! добро? Вот. Это подарок.
  • — Просто так? Спасибо, — улыбается девочка. — Если честно, мне кажется, я почти умираю. А у меня еще два адреса.
  • — Может, такси тебе взять?
  • — Не. Спасибо. Там такие пробки, а мне сегодня надо успеть до 17…

Девочка делает глоток из термокружки и растягивается в блаженной улыбке. У нее даже щеки розовеют сразу.

  • — Боже, с лимоооооном…
  • — На здоровье, подруга. Выздоравливай.

Я ползу обратно в постель. По пути открываю подарок от заказчика. Имбирный пряник с логотипом их компании и. . . термокружка. Мне становится смешно. Бумеранги добра, они повсюду. Просто скажи добру ДА)

© О. Савельева

Добро возвращается, я точно знаю. Мой бумеранг добра вернулся ко мне сразу