Как дорогущий мейн-кун испортил пафосную вечеринку моей подруги

Моя подруга Лерка со своим мужем Славиком внезапно разбогатели. Еще не так давно Славка служил обычным капитаном где-то у черта на куличках. И там вместе с другом он основал фирму по продаже чего-то всем очень нужного. Бизнес резко пошел не просто в гору, а в Эверест, так что через два года оба ушли со службы и перебрались поближе к столице.

Лера со Славой купили новенький коттедж, крутые авто, стали ездить по Монакам и тусоваться с селебрити, то есть, богатыми людьми и звездами.

Лерка вовсю корчила из себя леди из высшего общества, но в душе так и осталась разбитной девчонкой, которая могла и в глаз дать, и слова разные непотребные сказать, и все остальное, что делают простые люди. Короче, деревня из девушки еще не уехала.

Теперешнее положение обязывало завести очень дорогого питомца, желательно с таким количеством медалей, чтобы в его личной комнате заняли всю стену .

По двору уже бегали две полулысые псины какой-то редкой мексиканской породы, а Лерка хотела носить на руках либо хохлатую собачку, либо породистого кота.

Лерка выбрала кота. Конечно, самого дорогого и очень брутального мейн-куна, редкого окраса “черный дым”. Примерно вот такого.

Котенка привезли из самой Америки. У него такая родословная, что если бы Трамп о ней узнал, то уступил бы место президента. А имя и титулы в паспорте не поместились в отведенную строчку. И во вторую тоже – последний “фон Эленберг” дописали сбоку.

Чтобы не сломать язык, эту чучелу со зверским выражением морды лица дома называли Федя – сокращенно от Фредерик, первого из 14 слов в имени.

Федя рос балованным. Ему многое позволялось и прощалось. Еще бы – за те деньги, что за него отдали! Да ему и по фигу были бы какие-то запреты – делал, что хотел, и все.

А тут у Лерки предстоял прием. Великосветский, по-богатому. Приглашены уже были все крутые соседи, партнеры по бизнесу и “свадебный генерал” из США (бывший наш одноклассник Борька, который сейчас называется Билл).

В общем, в доме наведен шухер, все при параде в Луи Виттонах и в ароматах от кого-то там. На столе – изыски от лучшего шеф-повара столицы.

Народ съезжается на своих лимузинах. Живой оркестр играет у входа. Всё чики-поки.

Полулысые мексиканские собаки тоже при смокингах и бабочках. Кот, как всегда, где-то шляется по своим делам, но гостям уже показана его комната и родословная, висящая в позолоченной рамочке с инкрустацией посередине, между медалями и кубками.

Гости восхищаются домом, хозяйкой, новеньким Мерседесом и мексиканскими собаками, потом садятся за стол. Ведется милая светская беседа под тихий звон бокалов из богемского стекла и серебряных приборов (со вставками из белого золота). В углу ненавязчиво играет скрипка.

На всю эту идиллию в зал заваливается Федя. Но не один, а с большим помоечным селедочным хвостом во рту! Аромат такой, что хоть святых выноси!

Не обращая внимания на шикарную публику, кот прыгает на стол, проходит по нему, находит более-менее свободное место и начинает с урчанием облизывать эту истлевшую мерзость.

Мадамы ахают, закатив глаза, а все мусьё наоборот – взбодрились от скуки, ожидая, что будет дальше.

Лерка в бешенстве от того, что ей испортили бенефис всей ее жизни, запускает в кота серебряно-золотую ложку и орет:

– ̶П̶и̶-̶п̶и̶-̶п̶и̶, Федя, сволочь! Пошел на ̶п̶и̶-̶п̶и̶-̶п̶и̶ отсюда, скотина!
Федя поднимает морду от своего деликатеса и по-кошачьи посылает хозяйку по тому же адресу. Гости начинают хихикать.

Озверевшая Лерка бежит, чтобы скинуть Федю со стола, но он, схватив зубами селедкин скелет, перелетает на другой стол – сладкий. Там красивыми рядами стоЯт пироженки, которые стОят как небольшое авто – каждое, и экзотические фрукты, привезенные из самой Бразилии.

Федя скидывает все лишнее со стола и опять начинает наслаждаться хвостом бедной селедки.

Гости ржут вовсю! На помощь разъяренной Лерке приходит прислуга, и угрожающе рычащего Федю с хвостом в зубах уносят. Вслед за котом укатили и сладкий стол.

Лерка от бессилия и стыда почти плачет. А самый “дорогой гость” и говорит:

– Не расстраивайтесь! Как-то я пригласил домой в гости японских партнеров, мы заключили очень большой контракт. Когда гости прогуливались по саду, я подозвал своего лабрадора. Тот подбежал и полез целоваться с гостями. Весь вымазанный в какашках! Где он их нашел и вывалялся – мы не нашли!
Это разрядило обстановку, и великосветский прием превратился в обычное застолье – с тостами, анекдотами и плясками. Оказалось, богатые – тоже люди!

Как дорогущий мейн-кун испортил пафосную вечеринку моей подруги